Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:17 

Дело маленьких зелёных человечков. Продолжение

Акт I.

Акт II.

Акт III: Подопытные крысы никогда не совершали лучшего побега. Часть 1.

Спок сидел на нижней койке, задумчиво потирая губу большим пальцем. Его одежда пришла в негодность в результате схватки с теми, кто пытался насильно подвергнуть его исследованиям, и её сменил светло-голубой комбинезон, и неудобный, и плохо подогнанный. Спок замёрз, его тело покрывали синяки, а разум тревожило воспоминание о мягких руках медсестры Ансель, когда она, совершенно без надобности, обтирала его перед тем, как развязать и вернуть в камеру. Курякина к тому моменту в лаборатории уже не было, иначе он испугался бы, что его и без того униженное достоинство пострадает ещё больше.

Это, однако, было наименьшей из проблем. С последствиями ущерба для психики и эмоциональной нестабильностью он мог справиться. Совсем другое - травмы физические. Спок подсчитал, что сейчас около семи тридцати вечера. Он не знал, когда здесь начинался рабочий день, но промежуток между “теперь” и тем временем, когда, по слухам, ожидалось прибытие профессора Шредера, казался неприятно коротким.

- Вы уверены, что не будете? – подошедший Курякин протянул поднос с ужином.

Спок незаметно отстранился от кушанья, источавшего запах тушёного мяса, и тут же предложил свою порцию агенту.

- Я уверен, - твёрдо проговорил Спок. - Я не ем мясо, мистер Курякин, - добавил он. С момента возвращения в камеру от Курякина исходила молчаливая, но явственная поддержка, и вулканцу не хотелось отталкивать агента.

- Вегетарианец, - пробормотал тот, отправив ложку в рот. - Жаль, но на удивление кстати.

- Я вполне способен некоторое время обходиться без пищи, - заверил Спок.

Он нерешительно поднялся и подошёл к прутьям, снова испытывая их крепость, несмотря на то, что знал - они ему не под силу.

- Друг мой, я в подобных клетках бывал много раз, - проговорил Курякин, отрываясь от трапезы. - Это не то место, откуда просто сбежать.

- И всё же вы должны были, - заметил Спок.

- Верно.

Курякин поставил пустой поднос на пол и отряхнул руки. Одетый по-прежнему в чёрный костюм с галстуком, на данный момент он выглядел гораздо презентабельнее, чем Спок.

- Убеждён, Наполеон делает всё, что может, чтобы найти нас, - уверенно заявил Курякин. - И ваш ... э – э ... мистер Кирк, - продолжил он, тщательно избегая любого упоминания статуса Кирка.

- Да, мистер Кирк чрезвычайно упорен.

Спок опять постучал ногтем по прутьям, анализируя звук, который показал бы, насколько прочно они закреплены в полу и потолке. Затем крепко ухватился за них и попытался вытащить. Его мышцы вздулись буграми, но даже такие значительные усилия абсолютно никак не отразились на состоянии решётки.

- Не стоит даже пытаться, - усмехнулся Курякин, подойдя к нему. - Никто не сможет сокрушить эту решётку – даже вы.

- Мне знакомы некоторые виды... – начал Спок, но быстро оборвал речь и отпустил прутья. Тревога, должно быть, повлияла на его концентрацию, иначе он никогда бы не допустил такой оплошности.

Он уселся обратно на кровать и занял себя наблюдением за стройным русским агентом, тщательно изучавшим вслед за Споком решётчатую дверь и её крепления. Исследование казалось нелогичным, поскольку Курякин только что заверил, что прутья нельзя выломать. Но Курякин педантичен – в чём Спок не сомневался, – и его, казалось, тревожила безопасность Спока.

Из двух агентов на Джима больше походил Соло. Дерзкий и, очевидно, знающий себе цену, любитель женского пола, вносивший привкус развлечения в самую сложную работу. При первой встрече Джим не произвёл на Спока благоприятного впечатления, и потребовались долгие месяцы совместной работы, чтобы вулканец смог разглядеть за этим фасадом очень умного человека и друга, заслуживающего доверия. Может быть, и с Соло Спок смог бы завязать дружбу - со временем, но он не знал его достаточно долго до этой эскапады, а теперь сомнительно, что такая возможность представится в будущем.

В противовес ему сдержанный, склонный к размышлениям Курякин, казалось, демонстрировал впечатляющее самообладание. Он, видимо, был очень умён и предан своему делу. Весьма похоже на вулканцев, от нечего делать размышлял Спок. Если бы его спросили, что он думает об этом человеке, он ответил бы, что в целом Илья ему понравился. У него был логический склад ума и огромная целеустремленность.

- Вам знакомо имя мистера Лайнуса? - поинтересовался Спок, когда Курякин начал исследовать прочность петель решётчатой двери.

- Слышал о нём, - ответил тот, - но лицом к лицу не встречался никогда. Он слывёт жестоким и беспощадным, - Курякин обернулся и коротко улыбнулся Споку: - Скажу так. Я предпочёл бы выбраться отсюда, прежде чем мы сможем насладиться его обществом.

- Это может оказаться трудноисполнимым.

- Может, оно и так, - пожал плечами Курякин. - Но у Наполеона привычка подражать кавалерии и прибывать в последний момент. Я ещё не теряю надежды.

******


Маленькую комнату штаб-квартиры А.Н.К.Л., где проходил брифинг, пронизывало напряжение: Соло, Кирк и Маккой обсуждали, как лучше действовать, исходя из только что произошедшего и полученных сведений. Соло разложил на столе планы объекта Лексингтон и внимательно изучал нанесённую на них разрозненную информацию.

- Ну почему мы не вытаскиваем его оттуда прямо сейчас? - вопрошал Маккой, беспокойно барабанивший по краю стола, на который опирался. - Мы не можем позволить, чтобы что-то случилось со Споком. Врачи этой эпохи понятия не имеют о вулканцах – никакого понятия, Джим! Да они в людях-то едва ли разбираются... Чёртовы кетгут и скальпели! Где, чума их возьми, хирургические лазеры? А стерильное поле? Боже милостивый, Джим!

- Боунс, мы выручим его, - отвечал ему Кирк спокойно, но твёрдо. - Мы разрабатываем план, как это сделать.

- Если просто сунуться в этот термитник, нас обглодают до костей, - тон Соло был очень серьёзен. - И ваш друг, и Илья пострадают наравне с нами.

- У них вообще есть анестетики? – продолжал недовольно бурчать Маккой, возясь со своим медицинским трикодером.

- Боунс, история медицины тебе известна лучше, чем нам, - пожурил Кирк.

- Я бы... э – э ... всерьёз не рассчитывал на то, что Шредер ими воспользуется, - мрачно проговорил Соло. - По всему видать, это обыкновенный садистский ублюдок – во имя науки, конечно же. Я был бы счастлив, если бы он угодил в наши сети, но рассчитываю, что мы заберём своих задолго до того, как он прибудет... Взгляни-ка, - сказал он, поворачиваясь к Кирку. - Главный вход туда через салон красоты, но вот тут… - он постучал по листу с планом, - есть ещё один, который нам и нужен. Найти там Илью и вашего друга, должно быть, всего лишь вопрос времени, но мне кажется, у вас есть технология, которая может слегка ускорить этот процесс.

- Камеры находятся тут? - спросил Кирк, указывая на блок небольших клеток на плане.

- Мы так думаем, - кивнул Соло. - Трудно утверждать наверняка.

- Возможно, нас могли бы туда телепортировать, - вслух размышлял Кирк. - Если не в самый блок, то, по крайней мере, куда-то поблизости. Но есть риск вызвать реакцию каких-нибудь тревожных датчиков, как это произошло здесь...

- Да, риск есть, и немалый, - подтвердил Соло. - У ТРАШ пунктик насчёт радиоэлектронных систем безопасности. Если срабатывает сигнализация, они перекрывают всё более жёстко, чем в Алькатрасе. Нет ли у вас какого-нибудь – э-м – портативного сканера наподобие тех, что на корабле?

- Есть трикодер, - ответил Маккой, демонстрируя прибор в чёрном кожаном футляре. - Мой медицинский трикодер должен среагировать на жизненные показатели Спока, когда мы будем в непосредственной близости. Предостережёт нас от врагов, кстати.

- Полезная функция, - согласился Соло. - Хорошо. Я попросил приготовить для вас два комплекта подходящей одежды. Пока вы облачаетесь, я ещё раз сверюсь с планами. Нам нужно выдвинуться как можно скорее.

- Нас проводят? - спросил Кирк, оглянувшись на дверь.

- Конечно, - Соло нажал клавишу интеркома. - Мисс Чавес, не могли бы вы зайти сюда и показать моим гостям, где они могут переодеться?

- Конечно, Наполеон, - ответил женский голос.

Спустя всего несколько секунд в комнату вошла миниатюрная, темноволосая и очень красивая женщина и тепло улыбнулась Соло.

- Обед в субботу, - проговорила она, прежде чем обратить внимание на посетителей. - Не забудь, Наполеон.

- Никогда, - обещал Соло. - Вы проводите мистера Кирка и доктора Маккоя в гардеробную и поможете им разобраться с одеждой, не так ли?

- Разумеется, - опять улыбнулась женщина, а затем, наконец, взглянула на мужчин. - Господа, сюда, пожалуйста.

Оба последовали за ней. Кирк исподтишка сделал Маккою знак глазами.

- Симпатичный тут персонал, - с улыбкой заметил он.

- Да, и я думаю, большинство заняты - занято мистером Соло, - несколько цинично ответил Маккой. - Бог ты мой, Джим, никогда не думал, что встречу бабника похлеще тебя. В твоей родословной Соло, часом, не попадались?

Капитан усмехнулся:

- Насколько знаю, нет, Боунс. К тому же, что плохого в том, чтобы быть мужчиной, живущим на полную катушку? Как по мне, в шестидесятых годах они шли по верному пути.

******


Лежавший на верхнем ярусе Курякин приоткрыл глаза и оглядел коридор. У противоположной стены стоял пластиковый стул, и на нём восседал охранник. Он не спал, но, видимо, здорово скучал.

- У нас есть компания, - пробормотал агент.

- Угу-м, - тихо ответил Спок.

Спок тоже не спал, нагромоздив одеяла и подушки вокруг себя так, чтобы, не поднимая головы, видеть всё сквозь не полностью сомкнутые веки. При тусклом свете большинству людей казалось бы, что он спит, а на самом деле он наблюдал. Уже несколько часов он не терял бдительности, поджидая момент, когда охранника сморит вполне по-человечески понятный сон. Сейчас, как высчитал Спок, где-то около пяти утра, и рассвет находился в досадной близости.

- Ключи, - вполголоса произнёс он, имея в виду талию мужчины.

- Много хорошего принесут они нам, будучи на том ремне, - мрачно заметил Курякин. - Вот если бы мы могли заставить его встать и отдать их… но я никогда не был силён в гипнозе.

Спок сел на край койки, спустив ноги:

- Гипноз весьма ненадёжный метод. Однако в моём распоряжении есть возможности… более научные.

Курякин тоже с осторожностью сел; движения его были плавными и бесшумными. Он взглянул на вулканца с верхней койки.

- Если вы что-то задумали, лучше дайте мне знать, - сказал он.

- У меня есть определённые ментальные навыки и умения, - нехотя ответил Спок. Раскрытие способности к тому, что человек этой эпохи назвал бы "чтением мыслей", могло иметь непредвиденные последствия. - Я могу исподволь побудить...

- Его? - Курякин кивком указал на охранника.

Спок утвердительно склонил голову.

- Тогда предлагаю вам так и поступить, и как можно скорее, - проговорил Курякин, бесшумно соскальзывая на пол. - Время что-то предпринять.

- Мне нужно сконцентрироваться, - предупредил Спок.

- Буду нем, как могила, - дал слово Курякин. И тот, и другой проигнорировали буквальное значение этих слов.

Спок подошёл поближе к решётке, не торопясь поднял руки и обхватил ими металлические прутья, как будто снова - и бесплодно - ища в них слабое место. Но на этот раз, вместо того, чтобы тестировать решётку, он так тщательно окутался мантией полнейшей сосредоточенности, что, казалось, она заполнила всю камеру. Охранник вдруг открыл глаза - в них появился странный блеск. Курякин напрягся, ожидая какой-то реакции, но тот просто сидел на стуле, устремив глаза с пустым выражением на Спока.

Руки крепче стиснули прутья, и ощущение концентрации усилилось. Охранник обмяк и стал выглядеть очень уставшим. Затем поднялся на ноги, поколебался секунду-другую, и медленно двинулся к решётке, пока не оказался прямо напротив вулканца.

Спок действовал неспешно и хладнокровно. Левой рукой дотянулся до талии мужчины и осторожно взялся за связку висевших на поясе ключей. Правая легла на стык шеи и плеча и сжала пальцы. Мужчина стал валиться как подкошенный, и Спок не пытался опустить его аккуратнее. Ключи на мгновение задержали падение, но под тяжестью тела ремень лопнул, и связка осталась у Спока.

Спок повернулся и, приподняв одну бровь, показал её Курякину.

- Мёртв? - уточнил Илья, указывая на охранника. Внезапность, с которой тот упал, обескураживала.

- Всего лишь без сознания.

- Надолго?

- Ответ зависит от индивидуальных особенностей его организма. Я бы сказал, не менее чем на два часа.

Курякин коротко кивнул. Он просунул руку сквозь решётку и вставлял в замок один ключ за другим, пока дверь не распахнулась. Затем подхватил охранника под мышки и затащил в камеру.

- Он больше моих параметров, чем ваших, - проговорил он, начиная снимать униформу. - Мне не по душе одеваться, как наши пернатые друзья, но это может снять ненужные вопросы, если кто-то нас заметит.

- Согласен, - ответил Спок и опустился на колени, чтобы помочь.

Пока агент переодевался, Спок разместил сброшенный чёрный костюм на верхней койке и прикрыл его одеялом так, чтобы это как можно больше походило на тело, а затем уложил охранника на нижнюю, накрыв и его тоже. Взглянув на Курякина, он увидел, что тот уже полностью одет и даже выглядит более-менее пристойно в голубой униформе и берете.

- Нужда научит, - в ответ буркнул перехвативший этот взгляд Курякин. Аккуратно вынув пистолет из кобуры, он убедился, что оружие заряжено, а потом кивнул: - Ладно, на выход.

Спок вышел из камеры впереди агента; он понимал, что ему придётся играть роль заключённого.

- У вас есть представление о планировке этого здания? - тихо спросил он.

- В общем и целом, - ответил Курякин. Они дошли до второй запертой решётчатой двери, и он опять последовательно перебрал ключи, пока не нашёл нужный. - Боюсь, придётся действовать методом проб и ошибок.

Спок осмотрелся. Коридор, куда они вступили, напоминал безликий серый лабиринт. Вулканец без всяких затруднений мог бы привести их в ту комнату, где проходило обследование, но у него не было никакого желания оказаться даже рядом с этим помещением.

- Я бы предложил свернуть влево, - сказал он. - С той стороны, кажется, идёт приток воздуха.

Курякин туда и направился, стараясь ступать очень осторожно.

- Мы под землёй, - проговорил он. - Я в этом больше чем уверен. Нам нужен лифт.

Спок остановился, прислушиваясь.

- Туда, - показал он, - я слышу звук мотора. Разумеется, - предупредил он, - это означает, что кто-то в настоящий момент пользуется лифтом.

Агент окинул взглядом коридор. Его заливал яркий свет, и была лишь парочка дверных проёмов или ниш.

- Не так уж много мест, где можно спрятаться, - заметил он. - Нужно побольше наглости на случай, если мы кого-нибудь повстречаем.

Бровь Спока поднялась в жесте, который, как начинал понимать Илья, означал определённую степень недоверия.

- Пожалуйста, если у вас есть какие-нибудь другие предложения...

Вулканец покачал головой.

- Не в данный момент, - сказал он. - Но я сомневаюсь, будет ли этого достаточно для того, чтобы нас не раскрыли.

Курякин издал короткий смешок.

- Я в этом вообще не сомневаюсь, - признал он. - Но это наш единственный шанс.

******


Проникнуть на базу ТРАШ на Лексингтон оказалось до смешного просто. Соло, Кирк и Маккой, беспечно прогуливаясь в тихом переулочке, остановились за мусорными баками у неосвещённого окна какого-то полуподвала. Соло сошёл вниз по ступенькам и, не пользуясь ничем, кроме силы собственных рук, открыл окно. Кирк удивлённо воззрился на него.

- Я как-то полагал, что они защищены лучше, - сказал он.

- О, это не их здание, - вполголоса ответил Соло. - Это соседнее. Мы приготовили этот вход в прошлом году для рейда, но им не воспользовались. Они так его и не обнаружили.

- Вы так считаете, - хмыкнул Маккой, оглядывая небольшую заброшенную комнату, в которую открывалось окно.

- Да, мы так считаем, - бодро ответил Соло. - Это лучшее, что у нас есть, господа – или вы предлагаете постучаться в парадную дверь?

- Нет, при всём желании, - сказал Кирк с усмешкой. - Я всегда за заход с тыла. Вперёд, Боунс.

Маккой одарил капитана скептическим взглядом и последовал за ним к окну, в котором уже исчез Соло. Испытующе осмотрел грязный пол, а затем ловко пролез через проём и присоединился к агенту. Пока они поджидали Джима, Маккой облачился в белый халат, выданный ему в штаб-квартире А.Н.К.Л., и повесил на шею старомодный стетоскоп, улыбаясь при мысли, что превратился в классического старого доктора.

- Где-то здесь, - бормотал Соло, начиная перебирать какие-то доски и старые холсты, прислонённые к стене. Место выглядело как склад работ неудачливого художника. - О, да, - он отодвинул в сторону особенно жуткую мазню и открыл спрятанную за нею тёмную дыру. - Вот, это вентиляционный канал, он выходит в подсобку. Позвольте, я покажу дорогу...

Через несколько минут они стояли в такой же неосвещённой, но гораздо менее захламлённой комнатке соседнего здания. Соло, стараясь не производить шума, вставил вентиляционную решетку в отверстие, через которое они только что пролезли.

- Хорошо, - сказал он негромко, освещая маленьким фонариком то пол, то стеллажи и какие-то ящики, загромождающие небольшое помещение. - Дверь вот. Пойдём. Попробуйте сделать вид, будто вы здесь работаете.

Маккой, пропуская вперёд более закалённых в боях, привалился спиной к полкам, пока Соло взламывал дверь. В комнату хлынул поток света, но как только Соло и Кирк вышли в коридор, он услышал, как Соло тоном вежливого сожаления проговорил: “Ах”, - а вслед за этим другой, незнакомый голос гаркнул: "Ладно, дядюшка, выходи туда, где мы сможем тебя видеть, и не наделай глупостей".

Маккой замер, прижавшись к стеллажу и задержав дыхание. Он находился почти в самом углу комнаты, и слева от него возвышались сложенные в штабель ящики. В абсолютной тишине он попятился и как раз присел за ними, когда в помещении зажглась лампа, и кто-то вошёл. Чей-то голос, очень близко, проговорил: “Нет, их только двое. Всё чисто”.

Щёлкнул выключатель, и дверь закрылась, оставив его в полной темноте.


Акт III. Подопытные крысы никогда не совершали лучшего побега. Часть 2.

Потребовалось не так уж много времени на то, чтобы Илья и Спок натолкнулись на патруль в таком месте, в котором не было надежды остаться незамеченными. До этого они пользовались нишами и подсобками, но на сей раз прямой и длинный коридор не дал шансов избежать нежелательной встречи – пара охранников вывернула из-за угла в противоположном конце, а прятаться было просто негде.

- Что этот делает вне камеры? - небрежно указал один дулом револьвера на Спока, когда пары поравнялись.

Несмотря на присущий ему стоицизм, подобное обращение Спока возмутило.

- Веду его на подготовку к визиту Шредера, - не задержался с ответом Курякин, говоривший так, будто задание ему наскучило.

- Шредера здесь не будет ещё два часа. Ансель планировала приступить к подготовке в половине седьмого, - возразил охранник. – Назови-ка свой номер, приятель. В каком подразделении числишься?

Спок напрягся, готовясь к нервному захвату, но второй тюремщик был начеку. И револьвер Курякина вовсе не бесшумный, а звук любого выстрела рикошетом переполошил бы всё здание. Он молча выжидал, признавая, что снова оказался совершенно беспомощен.

- Мой номер? – переспросил Илья, теребя воротник жестом, в котором Спок предположил наигранную нервозность. В тот же миг возникло отчётливое ощущение "будь наготове", а затем один кулак Курякина с силой врезался в живот охранника, другой – ему же в челюсть, и лишь долю секунды спустя Спок сжал пальцы на шее второго.

Всё было кончено в считанные мгновения, и без единого выстрела. Спок забрал револьверы у бесчувственных мужчин и взглянул на Курякина:

- Великолепно проделано.

По губам агента скользнула мимолётная улыбка.

- Я не знал в точности, насколько действенный этот ваш трюк с чтением мыслей, - ответил он, - но, кажется, получилось.

- В самом деле, - подтвердил Спок. – А теперь...

- Полагаю, лифт там, - Илья указал на двустворчатую дверь матовой стали чуть дальше по коридору.

Но только ступили они на дорогу, ведущую к свободе, створки лифта разъехались, и оттуда на них в упор уставились стволы пяти револьверов.

- На этот раз слух вас подвёл, - едко заметил Курякин, с тревогой глядя на виновников переполоха.

- Я отвлёкся, - извинился Спок.

Однако если раньше про своё состояние он и мог бы сказать "отвлёкся", теперь оно перешло во что-то гораздо худшее. Впереди охранников стояли Соло и Кирк, одетые в костюмы той эпохи и – кстати - держали руки поднятыми; очевидно, тоже попали в плен. Спок подметил вспышку испуга и узнавания в глазах Кирка, а Курякин сочувственно улыбнулся.

- Ну, думаю, мы в меньшинстве, - сказал он и отбросил своё оружие.

Спок последовал его примеру, и теперь оба реквизированных ранее револьвера валялись на полу. Не стоило рисковать жизнями Соло и Кирка: если б разгорелся бой, кто-то из них точно угодил бы под выстрел.

- Спок, - проговорил Джим, и его улыбка сожаления поразительно напоминала курякинскую. - Давно не виделись. Ты встретил доктора?

- Я ещё не имел удовольствия познакомиться с доктором Шредером, - ответил Спок. Факт того, что его пока не подвергли вивисекции, довольно очевиден, подумал он.

- Ну, ты же передашь мои наилучшие пожелания старому костоправу, не так ли? - спросил Кирк.

Спок подавил реакцию – ему вдруг стало ясно, что Джим говорил о Маккое, а не о Шредере. Маккой должен быть где-то здесь, и предположительно избежавший поимки.

- Я так и сделаю, - ответил он бесцветным голосом.

- Ладно, насладились воссоединением, и хватит. В наручники его, - скомандовал один из тюремщиков, прерывая обмен любезностями. - Вы видели на мониторах видеокамер, что он проделывал голыми руками. Без сомнения, Шредер захочет расколоть и этот орешек.

Спок спокойно стоял, позволяя сковать ему руки за спиной. У него нет другого выхода. В устремлённых на него глазах Джима, в каждой линии его тела читалось извинение. Они пришли сюда, чтобы освободить друга, а не смотреть на то, как его уводят навстречу судьбе. Грубая рука схватила Спока и втолкнула в кабину лифта.

******


Маккой проторчал за штабелями ящиков, по его ощущениям, чёртову прорву времени. Когда звук удаляющихся шагов окончательно стих, он раскрыл прихваченный с собой старомодный докторский саквояж, вытащил оттуда трикодер и откинул клапан чехла. В темноте свет экрана казался на удивление ярким, но в этом непривычном времени и месте знакомое устройство действовало успокаивающе. Он переключил трикодер на обнаружение признаков жизни и медленно описал им в воздухе воображаемую дугу, проклиная про себя писк и трели, которые настойчиво издавал прибор.

Наконец, убедившись, что поблизости никого, Маккой закрыл трикодер и встал. Мимоходом он ощупал бедро, где в кармане брюк лежало тяжёлое варварское оружие. Он ненавидел подобное, но при мысли, что у него есть, чем защититься, ему стало немного легче.

Засунув трикодер обратно в саквояж, он бесшумно и осторожно двинулся к двери.

Коридор был пуст – как и утверждал трикодер. Маккой озирался, пытаясь припомнить фрагменты планов, которые показывал им Соло в штаб-квартире А.Н.К.Л. Если эти планы соответствовали действительности, то медицинская лаборатория должна находиться на этом же уровне, немного южнее того места, где он стоял. Маккой вооружился лучшими повадками профессионала и зашагал по коридору, как если бы он - обыкновенный доктор ТРАШ, спешащий по своим делам.

- Какой-то проклятый крысиный лабиринт, - буркнул он под нос, когда свернул в следующий коридор. Маккой искал на каждом углу какие-нибудь указатели, но ничего подобного ему не попадалось. Он не хотел вести себя как тот, кто находился в месте, где ни разу раньше не бывал, и уж тем более – чтобы его застали за изучением планов и с трикодером в руках.

Но затем он увидел приметные двери – больничные, так они выглядели. Они не походили на те, которыми оснащались госпитали его века, но Маккой изучал историю медицины и был отлично знаком с подобными дверьми; их нижнюю половину защищали металлические панели, чтобы твёрдые углы проезжающих каталок не повредили створки. Он распрямил плечи, толкнул рукой дверь и прошёл через неё, будто имел полное право тут находиться.

Перед ним оказалась своего рода прихожая перед операционной, с большими белыми раковинами и яркими лампами. Стену лениво подпирал мужчина в униформе ТРАШ, и Маккой постарался не допустить, чтобы его секундное удивление отразилось в движениях.

- Профессор Шредер? – спросил охранник, быстро выпрямляясь.

- Э-э-э… - на секунду замешкался Маккой, мысленно перебирая возможные варианты. Идея выдать себя за Шредера казалась заманчивой, но его, вероятно, разоблачат очень скоро. - Доктор Маккой, - продолжил он с фальшивой сердечностью, протягивая руку. - Ассистент профессора Шредера, - он потёр руки, не давая охраннику опомниться. - Не могу дождаться, когда взгляну на эту зеленокровую диковинку. Такой анамнез только раз в жизни и увидишь!

- От этого анамнеза у меня мурашки по телу, - передёрнулся мужчина. – Счастье, что я всего лишь охранник, и близко к нему не подойду.

- Ну просто оставь это нам, медикам, - добродушно ответил Маккой. – Объект уже там?

Охранник покачал головой:

- Ещё нет. Как раз сейчас его ведут. По всей видимости, он и агент А.Н.К.Л. пытались сбежать.

- Да неужели? – проговорил Маккой, стараясь не казаться слишком заинтересованным.

- Ага. И поймана ещё пара агентов, которые пришли сюда за ними. Ну, трое у нас в камерах, не здесь, и ещё мутант. А.Н.К.Л. теряет былую хватку.

- Должно быть, так.

Маккой подошел к раковине и открыл кран, пытаясь сфокусироваться на чём-то ином, нежели этот тип и его раздражающая болтовня. Ему нужно подумать, а не обмениваться любезностями с образцом психопатической личности. Раз захватили Джима и Соло, а Курякин и Спок по-прежнему в руках ТРАШ, он единственный человек, способный что-то предпринять. Самым опасным было положение Спока, поэтому лучшее место для Маккоя здесь. Он должен перехватить Шредера и освободить вулканца – во что бы то ни стало...

******


Операционная нагнала на Маккоя леденящий ужас. Не только из-за грубости хирургических инструментов и оборудования ХХ века, но и из-за средств фиксации на столах, которые он скорее ожидал бы увидеть в морге. Его охватывала ненависть при мысли о боли и страхе, владевшими предыдущими жертвами этой комнаты. Она начала представляться ему разновидностью камеры пыток 1960-х годов.

Маккой смахнул капли холодного пота со лба и открыл старомодный саквояж. Ему нужно оставаться спокойным и держать себя в руках, или Спок действительно пополнит список несчастных жертв. Обозрев ассортимент имеющихся препаратов, он остановился на том, который усыпил бы взрослого мужчину на несколько часов. Капсула содержала четыре дозы, и в таком случае она вполне заменит фазер. Он зарядил капсулу в гипошприц и принялся ждать.

Маккой стоял, облокотившись на стол, когда дверь, наконец, распахнулась, и зашёл мужчина в безупречно чистом белом халате. Виски его тронула седина, и он носил очки с маленькими круглыми линзами. Врача с "Энтерпрайз" он окинул пронзительным взглядом ястреба.

- Доктор Шредер? – спросил Маккой, пытаясь скрыть неуверенность в голосе.

- Да, я Шредер, - говорил мужчина с неярко выраженным немецким акцентом. Было что-то в его глазах, как и в лице, что выдавало незаурядный ум. - Но вас я не знаю. Кто вы?

- Доктор Маккой. Меня послали сюда…

- Но в этом учреждении нет такого доктора, - тоном сомнения возразил Шредер.

- Ну, я... – начал Маккой, делая шаг вперёд и как бы невзначай взмахнув рукой. Это плавное движение завершилось шипением гипошприца, уткнувшегося прямо в руку мужчины.

Шредер рухнул на пол. Маккой смотрел на него, пытаясь сообразить, что делать дальше, и машинально огляделся. Его внимание привлёк большой стенной шкаф с дверцами из тёмной матовой стали. Открыв шкаф, он нашёл его достаточно просторным, чтобы вместить человеческое тело. Подхватив Шредера под мышки, он протащил недвижимого мужчину через всю комнату и бесцеремонно запихнул в шкаф, плотно закрыв дверцы.

И вовремя. Как только он отдышался и вернулся в операционную, послышался глухой удар, и входные двери снова распахнулись. Первым вошёл Спок со скованными за спиной руками, а по пятам за ним следовал трашевец, почти уперев тому в спину дуло блестящего чёрного револьвера.

Хвала Господу, Спок вулканец, подумал Маккой. Кто-нибудь другой на его месте мог бы и удивиться. Спок же всего лишь безучастно посмотрел на Маккоя, не издав ни звука, но доктору показалось, что он смог засечь вспышку облегчения в глазах вулканца.

- Вы профессор Шредер? - спросил трашевец. Вот на этот раз выбор у Маккоя был небольшой - или пропажи хватятся.

- Ну, да, я, - сказал он благодушно, протягивая руку.

- Я думал, ты немец, - с любопытством заметил охранник.

- Не совсем. Я родился и вырос в Джорджии. Мой отец из Швейцарии.

- А, это всё объясняет, - удовлетворённо кивнул тюремщик, опять становясь дружелюбным. – Ну… давай, приступай.

Маккой с сомнением окинул взглядом Спока.

- Я не люблю зрителей, - увильнул он от ответа.

- Приказ мистера Лайнуса, - виновато развёл руками охранник. - Я не должен спускать с него глаз. Он уже один раз сбежал.

- О, тогда конечно, - улыбнулся Маккой. – Только… не подходи слишком близко, - предостерёг он. - Если не нравится хирургия и всё то безобразие, которое её сопровождает. У него кровь зелёная, знаешь ли. Не каждый день увидишь!

Мужчина замялся и слегка побледнел.

- Я бы …э-э-э… предпочёл постоять на страже у дверей, - ответил он. – Так будет лучше всего. Э… валяйте, док, - он отошёл к входу, а затем с опаской проговорил: - Вы уверены, что сможете справиться с ним в одиночку?

- Никаких проблем, - заверил Маккой. Он повернулся к лотку, где красовался набор разнокалиберных шприцев. - Доза вот этого поможет, - сказал он, выбрав один, - смирит на то время, пока он не окажется на столе.

Он сделал Споку знак глазами и уловил ответную искру понимания.

- Просто…м-м-м… закатайте ему рукав, а? Левую руку.

Охранник быстро выполнил просьбу, и Маккой приставил шприц, имитируя укол. Он стоял напротив тюремщика, и тот не увидел жидкость, впустую стекавшую по руке.

- Эй, держи его! - вскричал Маккой, как только Спок вполне правдоподобно изобразил обморок, и охранник подхватил пошатнувшегося вулканца.

- Так, теперь сними с него наручники и клади сюда, на стол, - распорядился Маккой. Он не сомневался: рано или поздно в операционную зайдёт кто-нибудь из медицинского персонала, и не было уверенности, что в нём не распознают самозванца.

- Хотите, чтобы я его раздел? - спросил трашевец, усадивший Спока на стол. Он расстегнул наручники, освободив запястья.

Спок, надо отдать ему должное, даже не дрогнул, зато Маккой выпалил:

- Нет! – но в ответ на быстрый взгляд стража тут же взял себя в руки и спокойно проговорил: - Нет, я сам справлюсь, спасибо.

Он начал застёгивать ограничители на конечностях Спока и не оборачиваясь бросил:

- Теперь можете оставить нас одних, дежурный. Со мной всё будет в порядке.

Тюремщик одарил доктора недоверчивым взглядом, но всё-таки развернулся и покинул операционную. Маккой в мгновение ока расстегнул не до конца затянутые ремни и похлопал Спока по плечу:

- Можешь проснуться, Спок. Мы одни.

Спок открыл глаза и сел; с его губ сорвался вздох, выражавший изрядное облегчение.

- У вас есть план, доктор? - спросил он вполголоса.

- Совершенно никакого, - как на духу ответил тот, - но в ближайшее время сюда обязательно явится обслуживающий персонал. Ты знаешь, где остальные?

- Их отвели обратно в камеры, - сказал Спок. – У вас коммуникатор при себе?

Маккой раскрыл медицинский саквояж и заглянул туда.

- При себе, - он вытащил требуемое, - но есть высокий риск того, что его работа всполошит здешнюю охранную сигнализацию.

- Это будет неважно, - ответил Спок, - предполагая, что мы сможем добраться до капитана и других и запросим экстренную транспортацию.

Он забрал коммуникатор у Маккоя и сунул его в карман свободного комбинезона, в который был облачён.

- Предполагая, что мы сможем добраться до капитана? – переспросил Маккой с приглушенным смехом. - О, это ж пара пустяков!

Спок сжал губы:

- Я вовсе не утверждаю, что это легко, но нам надо действовать, и быстро. У вас есть оружие?

Маккой похлопал себя по карману:

- Револьвер.

- Переведите в боевое положение, - лаконично посоветовал Спок.

- Что насчёт тебя?

Спок продемонстрировал руки:

- У меня есть это.

Он подошёл к двери.

- Цельтесь в них, - проинструктировал он доктора, - и постарайтесь выглядеть так, как будто вы действительно намерены выстрелить. Я приведу их в бессознательное состояние.

Он ненадолго приник ухом к двери, а потом распахнул её, решительно скомандовав:

- Оставайтесь на местах, господа.

Двое в прихожей застыли, и их глаза расширились от внезапного понимания. Маккой держал охранников под прицелом, пока Спок заходил им за спины и прикладывал руки к плечам. Оба обмякли, и Спок без долгих церемоний позволил им упасть на пол. Маккой поморщился, когда голова одного издала при этом громкий стук. При всей своей кажущейся невозмутимости Спок был вполне способен дать почувствовать по обращению своё презрение.

- И что дальше? - спросил Маккой.

- Мы пойдём, - сказал Спок, споро забирая оружие у лежащих без сознания тюремщиков, – без остановок и задержек, и найдём капитана, мистера Соло и мистера Курякина. Мы не должны убивать, - добавил он, открывая дверь и осторожно выглядывая в коридор. - Нельзя рисковать сбоем потока времени. Но надо выглядеть так, будто мы вполне способны убить.

- Это я смогу, - хмуро ответил Маккой, многозначительно взвешивая на руке тяжёлый револьвер, когда они вышли в пустой коридор.

Спок осмотрелся и перешёл на быстрый молчаливый бег. Маккой поспешал за ним, благодаря судьбу, что в это раннее утро народа было относительно мало.

- Думаешь, нам всю дорогу будет сопутствовать такая удача? - спросил немного запыхавшийся от этой пробежки Маккой.

- Мы можем надеяться, - сказал Спок.

Первые несколько коридоров им везло. Патруль из двух человек встретился им в следующем, и Спок отключил обоих без особых усилий, в то время как Маккой держал их на мушке так же, как в первый раз. К тому времени, когда они прорвались к тюремному каземату, позади лежало шесть бесчувственных тел, и доктор с трудом мог поверить, что им удалось это выполнить без поднятия тревоги.

- Джим, - прошипел он, увидев лицо Кирка за решёткой ближайшей камеры.

- Сзади! - рявкнул Кирк. Маккой развернулся и увидел подступающего охранника.

Не раздумывая, он перехватил револьвер и ударил мужчину рукояткой по голове. Тот повалился как камень.

- Не думаю, что ключи здесь, - встревоженно проговорил Кирк.

- Их забрал тот первый охранник, - добавил другой голос. Маккой обернулся и увидел в камере напротив Соло и Курякина.

- Это не имеет значения, - сказал Спок. Он вынул коммуникатор из кармана и откинул крышку: - “Энтерпрайз”, аварийная транспортация пяти человек в радиусе пяти метров от моей позиции.

Он повернулся к Маккою, говоря: “Они не успеют активировать свои системы безопасности”, когда их окутало золотое сияние и поглотило унылые серые стены тюремного каземата.

запись создана: 11.05.2017 в 15:02

@темы: фанфики, перевод, Napoleon Solo, Illya Kuryakin

Комментарии
2017-05-11 в 21:59 

Иллион
И если двое сочных мужчин могут полежать рядом, но не в морге, то скажите, а я послушаю. (с)
Ой-ей-ей. Все напряженнее и напряженнее. Но Наполеон действительно умеет прибывать в нужный момент. Так что ждем.

2017-05-11 в 22:24 

Иллион, вот он и прибыл - прямо в лапы ТРАШ! Может, кавалерией предстоит стать теперь Илье?

2017-05-11 в 22:33 

Дон М.А.Гарибальди
Господи боже, час от часу не легче. В итоге одни сбегут, других поймают (уже, блин) и еще неизвестно, кому кого придется спасать-вытаскивать.
Представляю, как будет бурчать доктор :lol::vo:

2017-05-11 в 23:13 

Дон М.А.Гарибальди, ну вот достанут непочтительные трашевцы Спока окончательно, мож, тогда он - с помощью Ильи - покажет им ... метель в мае Кузькину мать!

2017-05-12 в 00:20 

Лимбо
неправый кто-то в интернете капслоком брызжет из ушей сожми кулак вдохни поглубже забей (с)
Ну вот почему что-то такое не сняли? Прекрасная серия бы получилась.

2017-05-12 в 10:15 

Лимбо, Прекрасная серия бы получилась.

О чём я ранее и говорила. Только представьте ворчливого Боунса, интересующегося, не было ли в роду капитана какого-нибудь Соло! Или Илью, пользующегося случаем и уминающего двойной ужин... Или Уэверли, с удовлетворением подмечающего техническую отсталость коммуникаторов Энтерпрайза по сравнению с ручками АНКЛ...

2017-05-12 в 11:57 

Schnizel
Если не можешь победить честно, тогда просто победи
Все интереснее и напряженнее, плюс канонично по всем фронтам. :)

2017-05-12 в 12:26 

Schnizel, плюс канонично по всем фронтам

Точно так!

2017-05-16 в 10:38 

Дон М.А.Гарибальди
Ухххх, какая напряженная глава!
Ураааааа!!! Наших Котиков вытащили!!! Всех!!! :ura:

2017-05-16 в 12:37 

Иллион
И если двое сочных мужчин могут полежать рядом, но не в морге, то скажите, а я послушаю. (с)
Ха, теперь Наполеон с Ильёй ещё и на Энтерпарайз побывают. Правда, с их образом жизни это просто ещё одна миссия, вот и все. Но Боунс отличился в этой главе.

2017-05-16 в 13:48 

Дон М.А.Гарибальди, Наших Котиков вытащили!!!
Разве могло быть по-другому?!

Иллион, Ха, теперь Наполеон с Ильёй ещё и на Энтерпарайз побывают.
Наполеон просто обязан офонареть от Энтерпрайзовских дам в супер-мини!
Но Боунс отличился в этой главе.
Чем мне особенно понравился этот фик - в нём все шестеро героев получили свою минуту славы.

2017-05-16 в 13:52 

Дон М.А.Гарибальди
Tivisa Да кто ж знает этих коварных авторов :gigi:

2017-05-16 в 14:23 

Дон М.А.Гарибальди, Да кто ж знает этих коварных авторов

Была бы неканонная смерть основного персонажа, хотите сказать? Нет-нет-нет, такого я бы даже читать не стала, не то что переводить. Я слишком их люблю!

2017-05-16 в 14:26 

Дон М.А.Гарибальди
Tivisa Да уж, такое нам точно не надо.
Но могли бы поймать всех-всех-всех и качественно помучить до прибытия главной кавалерии. Так что я очень радуюсь, что наши герои так лихо испарились :)

   

The Man From U.N.C.L.E.

главная