Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:05 

Статья из журнала TV Review - предположительно, 1965 год

Vipera_Berus89
A life lived in fear is a life half lived
Очень сильная и трогательная статья

Девушка, тронувшая сердце Дэвида
На лице высокой темноволосой девушки играла легкая улыбка. Стройный блондин ускорил свой шаг, когда заметил ее. Он размашисто пересекал съемочную площадку студии, где снимался сериал The Man From U.N.C.L.E., и люди вокруг поворачивались, чтобы посмотреть на него. «Дэвид Маккаллум… Это Дэвид Маккаллум», - шептались они. Но выражение лица девушки не изменилось.
Ее звали Линда Сондерс, и большую часть своей жизни она была слепой. Она не знала, что Дэвид подошел к ней, пока не услышала его голос и не почувствовала прикосновение его руки:
- Линда, здравствуй… Как ты? – тепло в его голосе нельзя было не заметить. Он взял Линду за руку и повел ее к скамейке, не переставая разговаривать. Но через несколько минут их прервали – не могут ли они остановиться и попозировать для фотографов?
Они стояли друг рядом с другом, улыбаясь. И внезапно, всего на мгновение, стала видна трогательность, лежащая в основе их отношений.

- Я поняла, что позволила себе размечтаться, - вспоминает Линда. – Не скажу, что я молилась; я не могу всерьез молиться о чем-то подобном. Я просто мечтала.
Я думала про себя: «Пожалуйста, можно я увижу его, хотя бы на пару секунд». Я повторяла это про себя снова и снова, и повернулась к Дэвиду - но ничего не увидела, только размытое светлое пятно. Я разозлилась на себя. Но я уже привыкла выводить себя из такого состояния шутками, так что это прошло. Помню, как думала: «Пятно светлое – значит, он и правда блондин, как говорила мама».

Хотя для Дэвида это был напряженный рабочий день, все время, когда его присутствие не было совершенно необходимо перед камерой, он спешил к Линде. Они разговаривали, смеялись, делились воспоминаниями, он держал ее за руку, направляя, куда бы они ни шли. Линда вспоминает:
- Я чувствовала себя так чудесно. Но вряд ли Дэвид понимал, почему. Как бы мне объяснить? Я поняла, что он принял мою слепоту. Она его не смущала. По его прикосновению я чувствовала, что он был полностью расслаблен. Он никогда не узнает, что это для меня значило, – ну разве что прочитает эти слова.
Понимаете, я привыкла к слепоте и спокойно могу говорить об этом. Но окружающие обычно стесняются меня, и это иногда бывает больно. Я знаю, что они хотят как лучше, но почему-то слепой человек их огорчает. Они не знают, что делать. Некоторые люди хватаются за поводок моей собаки, чтобы помочь мне. Другие начинают запинаться и заикаться. Я хочу сказать им: «Пожалуйста, ведите себя со мной естественно. Задавайте мне вопросы. Мне будет лучше, если я смогу поговорить о себе. Но не ведите себя как-то особенно…» Так что понимаете, когда Дэвид держал меня за руку и ходил со мной, постоянно разговаривая, в глубине души я знала, что он понимал это все и был спокоен.

Для Дэвида Линда Сондерс – особенный человек. Это он пригласил ее провести день на съемках U.N.C.L.E., а сама их история, на самом деле, началась 4 января 1965 года.
В тот зимний день местный центр канала NBC в Лас-Вегасе обыденно сообщил зрителям, что показ сериала The Man From U.N.C.L.E. прекращается. Вместо этого канал решил показывать старые кинофильмы, которые, по мнению руководства, были более популярны.
Но это решение совершенно точно не порадовало некоторых жителей города. Среди недовольных были Линда Сондерс (которой тогда было 16) и двое ее друзей, Боб и Бонни Брасвелл. Несмотря на стереотипы, составляющие представление большинства американцев о Вегасе, Брасвеллы и Линда – совершенно обычные люди. Именно они (вместе с сотнями тысяч других, кто занимается привычной работой, живет в уютных домах, и общается с тихими друзьями) – настоящие жители Лас-Вегаса, и именно их наиболее сильно ранило исчезновение любимой программы.
За годы люди привыкли мириться с решениями телеканалов о сетке передач, неважно насколько они были неприятны. Но Брасвеллы и Линда Сондерс решили встать на защиту U.N.C.L.E.
Они обратились в местный телецентр. Когда это ни к чему не привело, они написали спонсору сериала в Детройт… Позвонили на телеканал в Нью-Йорк… даже связались с Хантли и Бринкли* в попытке привлечь внимание к своей просьбе. Никакого результата.
Они составили петицию и стали ходить от двери к двери, собирая подписи. Наконец, они смогли достучаться до местного центра канала CBS (конкурента NBC), заинтересованного в U.N.C.L.E., но канал не смог получить разрешение на показ сериала.

Чтобы другие могли «видеть».

К этому моменту усилия Линды и Брасвеллов уже получили известность по всему Лас-Вегасу. Все поддерживали их. Администрация города связалась с Линдой Сондерс – милой, доброй, воспитанной девушкой. Лучшей ученицей старшей школы «Лас-Вегас Хай» и глубоко религиозным человеком. Слепой девушкой, не видевшей сериал, за возвращение которого так яростно боролась.
Почему она это делала? Как случилось, что слепая девушка решила бросить свои силы на то, чтобы другие могли видеть? Из нескольких телеинтервью стало понятно, что Линда знала сценарии серий U.N.C.L.E. даже лучше, чем сами звезды. С самого начала передачи она верно записывала каждый эпизод на кассеты. Она проигрывала их снова и снова – до тех пор, пока каждая мельчайшая деталь, каждая строчка диалогов не отложились в ее памяти так же прочно, как школьные уроки. Она знала Дэвида Маккаллума – хоть никогда и не видела его. Она знала его голос. Его интонации. Узнавала звук его шагов, когда он ничего не произносил. Она так же хорошо знала Роберта Вона.
Лас-Вегас захотел помочь Линде Сондерс. Петиции завалили NBC – и, наконец, это случилось. 4 марта 1965 года, ровно через восемь недель после своей «смерти», сериал возродился в Лас-Вегасе. Не на NBC, а на местном варианте канала CBS, который, наконец-то, смог приобрести права на показ сериала до конца сезона.
История – даже если бы она на этом закончилась – уже была бы невероятно знаменательной. Но, во многом, это было только начало! В Голливуде создатели U.N.C.L.E. были глубоко тронуты тем, что произошло. Исполнительный продюсер Норман Фелтон и сценарист Сэм Ролф решили, что необходимо было как-то ответить поклонникам: кто-то из звезд сериала вместе с Ролфом и его женой лично отправятся в Лас-Вегас поблагодарить фанатов. Роберт Вон должен был остаться и держать оборону в Голливуде, Дэвида Маккаллума назначили официальным послом сериала.

День, когда делегация U.N.C.L.E. должна была прибыть в город, выдался ясным и солнечным. Линда и ее команда с раннего утра уже были в аэропорту. Они ходили туда-сюда в ожидании, когда объявят рейс Western Airlines из Голливуда. И когда их эмоции, наконец, вылились наружу, это было отнюдь не бешено и беспорядочно. В конце концов, эти люди распечатывали и распространяли петиции. Эти люди расшевелили телесети. Они точно не относились к неуправляемым фанатам. Они прыгали вверх и вниз на одном месте, они кричали – сдержанно – особенно когда дверь самолета открылась, и первым вышел улыбающийся Дэвид.
За следующие 48 часов жизнь Линды перевернулась с ног на голову. Она встретилась с Дэвидом и Ролфами. Вместе с Дэвидом ее показывали на телевидении. Она, наконец, получила возможность поговорить с ним… услышать его голос, который был ей так хорошо знаком. Но чего она еще не понимала, так это того, что для Дэвида это встреча тоже была запоминающейся.
Он лично оказался частью самой необычной истории фанатской преданности в истории телевидения. Он встретил людей, которые свернули горы – в буквальном смысле. И он встретил девушку – Линду Сондерс – которая, несмотря на свою слепоту, совершила чудо для тех, кому повезло больше, чем ей. Она боролась и победила в великой битве за сериал, который стал наиважнейшей вехой в жизни Дэвида. Она сделала это бескорыстно, не надеясь на награду, но все равно ее получила. Она заслужила благодарность и признание всего Лас-Вегаса. И она заслужила благодарность и признание самого Дэвида Маккаллума. Ее преданность и привязанность тронули его сердце.

Перед тем, как покинуть Лас-Вегас, Дэвид пригласил Линду посетить съемочную площадку U.N.C.L.E. в Голливуде. А она, в ответ, передала ему прощальный подарок, который сама сделала на уроке труда.
- Мама стояла рядом, когда я отдала Дэвиду подарок, - вспоминает Линда. – Потом она рассказала, что, когда он открыл коробку, он посмотрел на мою скульптуру и бережно погладил вложенную карточку. На одной стороне я составила послание на Брайле, а на другой моя мама написала перевод. Она рассказала, что Дэвид долго водил пальцами по надписи на Брайле, а затем положил карточку в карман пиджака. К сердцу. Когда мама мне это рассказала, я поняла, что правильно поступила, отдав ему подарок. Я поначалу сомневалась, не была уверена. Мне казалось, это было слишком нагло. Но после маминого рассказа я была рада…
Сбывшаяся мечта
- После того, как Дэвид и Ролфы уехали, я была очень счастлива. У нас все получилось, и это была мечта, ставшая реальностью. Я узнала от Дэвида, что идею их поездки предложил мистер Фелтон, исполнительный продюсер. Я написала ему письмо с благодарностью и упомянула, что Дэвид пригласил меня в Голливуд. Я написала о том, как я была этому рада, и спросила, когда мне удобнее приехать.
Ответ был очень милым. Мистер Фелтон написал, что я могу приехать в любой момент в конце июня – он все устроит. На следующее утро после того, как я получила письмо, я сидела на уроке английского и витала в облаках: «Скоро я поеду в Голливуд». Я обычно не так легкомысленна, но в тот день я просто сидела, мечтала и очень сильно нервничала.
И тут случилось еще кое-что потрясающее, и мне пришлось отложить поездку. Я узнала, что меня приняли в колледж в Северной Калифорнии, где у меня будет возможность получить собственную собаку-поводыря. Я должна была приехать в школу и провести несколько недель, тренируясь с собакой, привыкая работать с ней в тандеме. Так что мне пришлось отложить поездку до августа.
Наверное, мне стоит рассказать вам кое-что о себе. Я не всегда была слепой. Я родилась преждевременно, и это отразилось на моем зрении. Ребенком я ничего не видела, но со временем зрение начало медленно улучшаться. В девять мне сделали операцию на глазах. Я никогда не видела хорошо, я никогда не могла читать или выполнять тонкую работу, но я различала места, людей, вещи, цвета…
Я надеюсь, вы не считаете это дерзостью с моей стороны, что я так перевела разговор на себя. Просто если вы ничего про меня не знаете, вы не сможете понять, что произошло со мной в Голливуде. Лучше всего я могла видеть, когда мне было десять с половиной. Потом зрение начало ухудшаться, и, когда мне исполнилось двенадцать, я полностью ослепла. И тогда, и сейчас, я ничего не вижу, только иногда различаю пятна света.
Я неделями тренировалась со своей собакой – Клиппером, золотистым ретривером. Это было чудесно. Раньше я была вполне самодостаточной: я ходила с тростью, самостоятельно ездила из дома в школу и обратно на автобусе, передвигалась по школе из класса в класс, проходя полную программу старшей школы. Но иметь рядом «друга», который помогал бы мне, – это был новый опыт.
Мы с Клиппером сразу друг другу понравились. Когда курс тренировок закончился, я поехала в гости к близкой подруге, Мэри Энн Доул. Она, как и я, слепая. Но, в отличие от меня, она никогда не могла видеть. Иногда я ужасно себя чувствую, потому что, например, когда моя мама сказала мне, что на Дэвиде была голубая рубашка, я сразу представила себе голубой цвет. Но Мэри Энн никогда не знала, что значит «голубой» – для нее это всего лишь слово. Она чудесная девушка – и большой фанат U.N.C.L.E., как и я. Было вдвойне приятно осознавать, что я смогу разделить с ней свой день на студии.
День Икс наступил 10 августа. Я поехала с мамой и Мэри Энн, нас отвез ее отец. Я помню каждую секунду, это всегда будет одним из самых дорогих воспоминаний. Мы приехали к восточному входу на студию ровно без двадцати одиннадцать. Я слышала, как мистер Доул сказал полицейскому, кто мы. Полицейский ответил: «О, да, вас ждут. Проезжайте» – а затем сказал: «Прибыла мисс Линда Сондерс с сопровождающими». Представляете! «Мисс Линда Сондерс с сопровождающими». Я чувствовала себя такой важной.
Чак Пэйнтер, рекламный агент U.N.C.L.E., встретил нас на площадке. Он сказал мне, что снимался Дэвид прошлой ночью и должен был приехать на студию только в половину второго. Пока мы ждали, он предложил пообедать в буфете.

Линда была слишком взволнована, чтобы есть. Она снова встретит Дэвида Маккаллума! Когда он, наконец, приехал, оказалось, что у них были сотни тем для разговора – о людях, которых они оба знали, о том, что произошло с тех пор, как они виделись последний раз, о судьбе сериала. Линда вспоминает:
- В какой-то момент я подумала: «Почему это не произошло пять лет назад? Тогда я еще могла бы увидеть Дэвида!» Но затем я поддразнила себя: «Пять лет назад не было U.N.C.L.E., не было Ильи, не было Наполеона Соло». И это прошло.

Я узнала бы его везде
СЛЕВА, теплое воссоединение на съемочной площадке U.N.C.L.E.

Линда со своей матерью и друзьями провела на площадке U.N.C.L.E. весь день. Каждый раз, когда у Дэвида выдавалась свободная секунда, он спешил обратно к девушке. Роберт Вон подошел познакомиться. Линда рассказывает:
- Я услышала мужской голос: «Привет, Линда», - и сразу ответила: «Здравствуйте, мистер Вон». Знаете, у него невероятно особенный голос. Это его отличительная черта. Я бы узнала Роберта Вона где угодно – в комнате, полной людей. Он был очень мил, добр, он отнесся ко мне очень тепло и тоже вел себя непринужденно.

Линду удивило, насколько она сама была спокойна в компании Боба Вона и Дэвида Маккаллума.
- Я думала, я лишусь дара речи, но нет. На самом деле, в какой-то момент я подумала, что перешла черту. Знаете, я записывала все серии U.N.C.L.E. и проигрывала их снова и снова. Я привыкла к голосу Дэвида, когда он играл Илью, – а его голос, когда он был самим собой, был совершенно другим. Но в нескольких сериях – всего раз или два, я заметила, только когда проигрывала записи, – отдельные слова вызывали у меня улыбку. Потому что Илья забывал про свой акцент. Поначалу это было практически незаметно, но когда я привыкла к акценту Ильи, я стала различать промахи.
Короче, как-то, пока мы разговаривали, я спросила Дэвида, нет ли эпизодов, которые он хотел бы переиграть – если бы мог. И он сказал: «О, да». А я брякнула: «Я так и думала, что есть один или два эпизода, которые вам хотелось бы переделать, - или хотя бы несколько сцен…» Я тут же пожалела о том, что это сказала, но он только засмеялся, взял меня за руку и ответил: «Ну конечно же, ты тоже заметила!»
В какой-то степени, у нас был общий секрет. Я расслышала несколько слов, которые Илья произнес так, как говорил бы Дэвид, своим голосом.

День быстро пролетел. Мы остались до пяти часов, а затем Дэвид проводил нас до машины. Я думала, я умру от стыда, когда моя мама – ведя себя, как типичная мама, – указала ему на то, что к вечеру стало холодать, и сказала, что он должен надеть свитер. Он вежливо согласился и поблагодарил ее. Это было очень мило, как она по-матерински вела себя с Дэвидом Маккаллумом.

Линда Сондерс приехала в Лас-Вегас, и жизнь вернулась в привычное русло. Ее внимания сейчас требуют школа и будущая карьера (она хочет быть учителем или социологом). Она говорит:
- Я хочу, чтобы моя жизнь имела значение. Господь решил, что я не должна видеть. Это может прозвучать глупо, но это сделало меня лучшим человеком. Раньше со мной сложно было сойтись, но когда я потеряла зрение, я узнала, что такое доброта, узнала, как это – чувствовать ее вокруг себя. А потом я поняла, что такое любовь.
Я не боготворю Дэвида Маккаллума, я никогда не преклонялась ни перед кем. Я не кричащий одержимый знаменитостью фанат-тинейджер. Слушая The Man From U.N.C.L.E., я открыла для себя дружбу – голоса мистера Маккаллума и мистера Вона привлекли меня, так что слушала и слушала до тех пор, пока не почувствовала, что они стали моими друзьями. Теперь я встретила их, и ощущение тесной дружбы стало еще сильнее. Надеюсь, когда-нибудь я еще встречусь с Дэвидом и Бобом. И может быть, когда-нибудь я снова приеду в Голливуд.
Но сейчас мне достаточно того, что у меня есть. Этот опыт многому меня научил… что люди могут многого добиться, если постараются… как Брасвеллы и все те, кто подписал петиции и боролся за U.N.C.L.E.
Знаете, когда я вернулась домой, мне потребовалось несколько недель, чтобы подобрать правильные слова и написать мистеру Маккаллуму… Как можно поблагодарить того, кто воплотил в реальность чудесную мечту?

Источник: журнал TV Review, автор статьи: Марша Бори
оригинал

@темы: David Mccallum, перевод

Комментарии
2015-10-21 в 18:39 

*Крысенок*
Суровая Уральская Женщина (с) herat
На моем мимимиметре просто нет такого значения... :inlove::inlove::inlove:

2015-10-21 в 19:21 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Если это настоящая история (в смысле не придуманная журналистами), то даже не знаю каким словом выразить степень своей умиленности этой статьей.

Какие люди были. Прекрасные. Хочу машину времени и в 60-е :)

2015-10-21 в 20:12 

C.O.U.S.I.N.
He, who fights and runs away, lives to fight another day!
Это так прекрасно)))) Спасибо за перевод, это было нужно мне сегодня))

URL
2015-10-21 в 20:25 

Дон М.А.Гарибальди
Какая трогательная история...

2015-10-21 в 20:26 

Jane Watson
crystal method
Боже, утирает слезу. Они такие живые и настоящие, не с тараканами. Обычные люди, не зазнавшиеся после славы. И от этого такими родными кажутся. :inlove:

2015-10-21 в 20:45 

Vipera_Berus89
A life lived in fear is a life half lived
*Крысенок*, :friend: Мой мимиметр пробил потолок и улетел в стратосферу. И не вернулся.

Волчица Юлия, я надеюсь, что настоящая, - потому что такие истории возвращают мне веру в человечество)

C.O.U.S.I.N., пожалуйста, хорошо, что вовремя оказалось)))

Дон М.А.Гарибальди, Jane Watson, даааааа....

2015-10-22 в 00:52 

-=Alyta=-
... как может быть скучно-грустно, когда что-то есть? Есть облака и есть... есть дорога. Значит, можно идти по дороге с облаками!) (с)
Казалось бы, такие истории лишь в сказках бывают. А здесь - в действительности, и веришь, что это правда. Хочется почувствовать добро - а вот оно, сильное, искреннее, взаимное...
Какие люди. Слов нет. Спасибо....

   

The Man From U.N.C.L.E.

главная