17:34 

Раз уж пошла такая пьянка... Ещё один.

Р ы ж и к
Воспринимать меня серьёзно - это несерьёзно (с) Элион (ПГ) Когда в интернете переходят на Вы, в реале давно бьют морду (с) freshy
Title: Auld Lang Syne (прим.: если кто не знает – «старое доброе время», есть такая песня, ссыль на вики)
Author: Chez
Pairing: Illya/Napoleon
Raiting: PG
Summary: This is their sixth New Year's Eve together. Hopefully it won't be their last.
Оригинал: Auld Lang Syne
Перевод: Рыжик. Запрос на перевод отправлен. Тапки приветствуются.

- Это, - произнёс Наполеон. - Была не самая лучшая твоя идея, товарищ.
- На твоем месте, я бы прекратил разговаривать и берег силы.
Голос Ильи был не только едким и раздраженным, что не было новостью, но к тому же задыхающимся до такой степени, что напоминал паровую турбину, и это было достаточно необычно, чтобы Наполеон саркастически фыркнул.
- Беречь силы? Кто бы говорил.
- Говорит тот, кому приходится тащить двухсотфунтовый перевес.
- Я вешу не двести фунтов, - негодующе запротестовал Наполеон. - А всего лишь...
- Ты весишь больше меня, так что заканчивай критиковать и показывай дорогу. Я понятия не имею, куда идти, ты же знаешь.
- Знаю.
Ещё бы он не знал, так что постарался удержаться от дальнейших ремарок. Само собой, прямо сейчас Илья не имел понятия, где они находятся; прямо сейчас Илья был слеп, как летучая мышь и, хотя устроившая это вспышка, была не слишком сильной, Илье сейчас нужен был указывающий дорогу Наполеон, если они собирались выжить в этой совершенно провальной миссии, воспользовавшись последним не скомпрометированным средством.
Для Наполеона было уже поздно скрывать, что их первоначальный план полностью развалился. В его ноге была дыра достаточного размера, чтобы припарковать там его спорткар, и она нещадно болела, перетянутая жгутом, затянутым турникетом. Поскольку нога его больше не поддерживала, он был вынужден почти всем своим весом опираться на своего временно слепого напарника, пока они, запинаясь, пробирались через пещеру.
- Ой! Наполеон!
Отвлекшись на рефлексию, Наполеон не уследил, и Илья со всего маху оцарапался об острый край скалы, разорвавший рукав смокинга и прочертивший кровавую линию на его левом бицепсе.
- Прости, товарищ. Немного правее, пожалуйста.
- Нет, правда? Вот я бы сам ни за что не догадался.
Илья немного передвинулся и продолжал ворчать, пока Наполеон занимал другое положение справа от него.
- Ты видишь, что там наверху?
- Нет, с тех пор, как погас луч прожектора. Ты уверен, что этот туннель ведет на пляж?
- Так мне сказал Пепе Ардженто.
- И ты ему поверил?
- Я сказал, что не стану в него стрелять, если он скажет мне правду.
- Ты же его все равно пристрелил...
Илья насмешливо поднял бровь.
- И что тебя смущает?
Наполеон предпочел сменить тему. Если уж начистоту, то его совершенно не волновало, что еще один маньяк из Дрозда превратился в прах. К тому же, большую часть его внимания занимала нога, которая горела, как в огне.
- Мне надо передохнуть минуту.
- Прямо здесь?
- Нет. Сдвинься немного правее... хорошо. О, господи, как больно-то. Да, здесь, здесь отлично. Мы как раз рядом со стеной.
Илья опустил Наполеона на каменный пол пещеры и с усталым вздохом плюхнулся рядом.
- Мне осмотреть твою рану… я имею в виду, перевязать?
- А, нет уж, спасибо. Я ни капли не жажду позволить тебе снова тыкать в нее. И так чересчур больно. Ты почти прикончил меня тем турникетом.
Илья взглянул на него, хотя его глаза сфокусировались не совсем в правильном направлении.
- Напомни мне, в следующий раз дать тебе истечь кровью до смерти...
Его голос странно дрогнув, оборвался, заставив Наполеона поднять взгляд. Голова Ильи немного наклонилась, словно он к чему-то прислушивался.
- Ты что-то слышишь? В пещере кто-то есть? - когда напарник не ответил, Наполеон пихнул его. - Илья?
Светловолосая голова повернулась к нему, и Наполеон был ошеломлен тем, насколько истощенным выглядит напарник.
- Наполеон. Кажется я... - глаза Ильи закатились, и он рухнул ничком на колени Наполеона.
- Илья! - встревоженный Наполеон, резко встряхнул его. Когда ничего не произошло, он похлопал напарника по щекам, продолжая повторять его имя.
Спустя несколько бесконечных мгновений, глаза Ильи открылись.
- Темно.
- Да, так и есть, - к огромному облегчению Наполеона примешивалось беспокойство. Он подталкивал и тянул Илью, пока тот не оказался прислоненным к относительно ровному участку стены.
- Ты вырубился.
- Я бы сказал, что факты соответствуют твоей оценке, - ответил Илья с сарказмом. - Ты не думал о медицинской карьере?
- Не умничай. Почему ты потерял сознание? Ты так сильно устал?
- А мне казалось ты утверждал, что весишь не так много.
- Илья.
Тот нетерпеливо вздохнул.
- Ну откуда мне знать, почему я вырубился, Наполеон? Я вообще ничего об этом не помню. Оой! - вырвалось у него, когда он положил руку на голову.
- Твои глаза?
- Nyet... нет, я имею в виду... моя golova - голова. Ох!
- Дай мне посмотреть.
То, что Илья срывался на русский было плохим знаком, - обычно, от него на русском и пары слов в год не услышать. Пальцы Наполеона аккуратно ощупывали обгоревшую кожу вокруг глаз Ильи, пока напарник громогласно жаловался на грубость прикосновений. Наполеон игнорировал ворчание. Он позволил своим рукам зарыться в отросшие волосы и ощупать все вокруг макушки Ильи, пока его пальцы не обнаружили разорванную кожу и огромную шишку.
- Что это?
- Ау! Наполеон! Tvoyu mat', bol'no zhe! Прекращай меня тыкать!
Наполеон упорствовал.
- Когда ты получил эту шишку, Илья?
- Возможно, когда Пепе меня ударил.
- Он тебя ударил?
- Статуэткой Эрты, - поморщился Илья. - Медной, полагаю.
Будучи слепым, напарник не мог заметить насколько Наполеон ошеломлён, однако, свое беспокойство Соло выразил вслух.
- Ты не упомянул, что тебя еще и по голове ударили.
- Наполеон, люди постоянно меня бьют, особенно, по голове. Уж тебе-то это известно.
- Да уж. Я впечатлен, что твой череп до сих пор цел. Ты можешь продолжать шутить, товарищ, но мне кажется у тебя сотрясение. Ты должен был сказать мне, что получил удар по голове. Это могло отразиться на всей миссии.
- На той самой миссии, которую ты запорол, ввалившись в окно слишком рано, да еще и безоружным? – в тоне, которым Илья это сказал было не столько раздражение, сколько горечь от неудачно повернувшегося задания.
- Окей. Забудь, что я это сказал. Но ты все равно должен был мне сказать.
Пожатие плечами Ильи было почти не видно во мраке.
- У тебя и своих проблем хватало.
- Это? - спросил Наполеон легкомысленно. - Ты мою ногу имеешь в виду? Тю, простая царапина.
- А это простая шишка.
- Нет. Не простая, - Наполеон вздохнул и потянулся, чтобы подтянуть жгут на ноге, поморщившись от боли. К счастью, Илья не мог увидеть этой гримасы, иначе Наполеону пришлось бы стать объектом сердитого беспокойства напарника.
- Знаешь, что я думаю?
- Прям дрожу от нетерпения выяснить.
Наполеон проигнорировал его плохое настроение.
- Я думаю, нам нужно остаться здесь до рассвета. Спасательная лодка раньше не придет в любом случае, и, тем более, ни один из нас не в состоянии продолжать путь.
- Наполеон, я все еще могу...
- Нет. Не можешь.
- Но твоя нога! Тебе нужно...
- Мне нужен отдых, - Наполеон постарался, чтобы его слова звучали как можно более логично; зная, что Илья легко распознает любую ложь. - Мы просто посидим тут остаток ночи.
- Если ты не можешь видеть выход из туннеля, как ты узнаешь, что наступил рассвет?
- Прагматичен, как всегда. Не волнуйся, у меня есть часы. И фонарик. Так, давай его сюда, - Илья протянул ему требуемое, и Наполеон оттянул рукав, чтобы посмотреть на часы. - Ха. Как я и ожидал. Счастливого Нового года, Илья.
- И где мое шампанское?
Наполеон мягко рассмеялся.
- Прости. Забыл его в казино. Давай, устраивайся поудобнее.
- Наполеон. Береги батарейки.
Как типично для Ильи. Наполеон усмехнулся в темноту, все еще таящую урозу за их крохотным кругом света. Он принялся оценивать свое состояние и их положение - нога болела, и он потерял слишком много крови, чтобы продолжать путь, даже после отдыха. Илья - что ж, его состояние получше, - но совершенно ясно, что ему нужна медицинская помощь. Миссия? Полностью провалена, близится к завершению. И у него нет полной уверенности в том, куда ведет этот туннель - к спасению или к гибели.
Волна отчаяния захлестнула его, но усилием воли Наполеон прогнал ее прочь. Негативные стороны оценены. С позитивной же стороны - ну, честно говоря, позитивного в их положении не так уж много, - но, в конце концов, они оба живы... по крайней мере, пока. Он выключил фонарик, погрузив их во тьму. Каким-то образом стало легче верить, что они в безопасности. Потрясающий пример логики, Соло. Рядом с ним Илья без конца ерзал, пытаясь найти удобное положение.
- Эй, - мягко позвал Наполеон. - Сделай себе одолжение, и прислонись ко мне, ладно?
- Ты слишко костляв, чтобы быть хорошей подушкой, Наполеон, - запротестовал родной голос. - Но я полагаю, мне придется с этим смириться.
Илья оперся на левый бок Наполеона. Хотя в пещере не было холодно, но тепло тела напарника радовало и вселяло уверенность.
- Сначала ты заявляешь, что я слишком тяжелый, а теперь - слишком костлявый? Ты же понимаешь, что не можешь быть прав в обоих случаях?
- Хмпф.
Наполеон пододвинулся ближе, игнорируя протесты больной ноги, и обнял напарника за плечи. К его удивлению, Илья не попытался отстраниться.
- Ты еще жив, tovarishch?
- К сожалению, да. И я не отказался бы от водки, чтобы унять головную боль.
- Прости. Вся водка тоже закончилась.
- Ммм. Ты отвратительный хозяин.
- Знаю, Илья, знаю, - пробормотал Наполеон. На самом деле он чувствовал себя не только, отвратительным хозяином, но и еще более худшим старшим напарником. Он даже не заметил, что Илья ранен. Похоже, слеп здесь как раз он.
Тишина окружила их. Наполеон услил объятие и улыбнулся в темноте, когда Илья переместил голову, полностью уложив ее на его плечо.
- Эй, - он легонько встряхнул Илью за плечи. - Не засыпай.
- Мммм?
- Не спи, Илья. Нельзя, если у тебя сотрясение.
- Кто сказал?
- Доктор Соло сказал.
- И где конкретно ты получил медицинское образование?
- Ты должен меня слушаться. Я хозяин на этой вечеринке, помнишь?
- Ха. Та еще вечеринка. Подумать только, какую кучу времени я потерял, повязывая черный галстук.
- Он тебе идет.
Наполеон мысленно вернулся в прошлую ночь, когда Илья прибыл в казино, облаченный в сверкающий смокинг. Наполеон всегда уделял ему внимание, но он чувствовал такое же по всей комнате, когда Илья остановился на входе, в накрахмаленной белой рубашке, черном, как ночь пиджаке с янтарными отблесками в светлых волосах. Ни одна пара глаз не могла оторваться от него, пока он шел сквозь толпу.
- Тебе правда надо чаще так одеваться. Люди не рождены для одних только черных водолазок.
- Этот человек рожден.
- Ну, по крайней мере, в этот раз Уэйверли будет не одного меня строгать за испорченный смокинг.
- Вот что я назвал бы пирровой победой, друг мой. И злорадство тебе не идет.
- Что?
- Удовольствие от неудачи другого. Наполеон, тебе надо больше читать. Это увеличит твой словарный запас.
- Спасибо за совет, Дэниел Уэбстер, - он ожидал ответного удара, но того не последовало. Прислушавшись, он заметил, что дыхание Ильи стало глубже и медленнее.. - Илья, я серьезно. Не спи.
- Vy nachinaete razdrazhat' men'a.
- Да? Ну, прости, что я тебя раздражаю. Я всего лишь стараюсь, чтобы ты остался со мной.
- Я всегда с тобой, Наполеон.
- Знаю, - тихо ответил тот. - Хотел бы я лучше о тебе заботиться.
- Не будь идиотом, - Илья передвинулся, расположившись ниже на его груди. - Ладно, если не хочешь, чтобы я заснул, расскажи мне историю.
- Тебе что, пять лет от роду? - тихо рассмеялся Наполеон.
- Я же не сказку на ночь прошу, ты durak. Я хочу историю, которая не даст мне заснуть.
Наполеон усмехнулся.
- Ладно. Давай посмотрим. О, знаю. Помнишь, тот Новый год, который мы провели в Трансильвании? Тот, со...
- ... стаей волков и и леди-вампиршей? Еще бы я не помнил.
- Не думаю, что она на самом деле была вампиршей, Илья.
- Не спорь с потомком цыган. Мы кое-что ведаем.
- В тебе столько же цыганской крови, сколько и во мне, Илья. Твой отец был фармацевтом из Минска, а мать из рода Романовых. В конце концов, ты мне это сам говорил.
- Я соврал. И потом, это не тебя она укусила в шею.
- Твоя взяла. Считай, что исправил.
- Хорошо.
Наполеон сместил вес, и Илья потыкал в него.
- Нога беспокоит?
- Не слишком.
- А теперь кто врет? - Илья вернул удар.
- Заткнись давай, и возвращайся к тому, чтобы не спать. Эй - а помнишь другой Новый год - в Рио?
- Слишком хорошо, - сказал Илья и фыркнул Наполеону в плечо. Тот почувствовал, как волна странной нежности прошла сквозь него от этого тихого звука. - Ты думаешь, это было забавно, все эти разряженные женщины, вьющиеся вокруг тебя?
- Это было приятно, правда же?
- Пока Джервазио не подстрелил тебя. Эту ночь я забуду очень не скоро, Наполеон, - голос Ильи стал сердитым. - Знаешь, я ведь думал, что ты умираешь...
Наполеон немного сжал руки, притягивая его еще ближе.
- Ты тогда всё время говорил мне, что я буду в порядке.
- Еще одна ложь.
- Ты хороший лжец, да?
- Это делает из меня отличного шпиона.
Их снова окружила тишина.
- Наполеон, - позвал Илья немного погодя.
- Да?
- Пожалуйста, впредь удержись от получения пуль.
- Я... - по какой-то причине горло Наполеона сжалось. - Я постараюсь.
- Старайся лучше. Эй, - произнес Илья. - Ты осознаешь, что это шестой Новый год, который мы встречаем вместе?
- Не может быть, чтобы так долго, - усмехнулся Наполеон. - Вот смотри - Танжер, Рио, Трансильвания...
- ... Антарктика, Кейптаун. И Исла де Тибурон станет шестым.
- Проклятье.
Илья глубоко вздохнул.
- Как думаешь, нам придется всю ночь тут провести? - он зевнул. - Ммм. Как приятно.
- Что именно? - Наполеон замер. Он совершенно не осознавал, что делает это, но его пальцы ритмично пробегали сквозь волосы Ильи. Те были мягкими, создавая какой-то магический парадокс с жёсткостью человека, которому они принадлежали.
- Не останавливайся.
Пальцы Наполеона возобновили свое медленное движение сквозь шелковистые пряди.
- Не хотелось бы тебя усыпить.
- Не усыпишь.
- Мы правда заслужили перерыв, - сказал Наполеон больше самому себе, чем Илье. - Не так надо отмечать Новый год. Ты должен веселиться, проводить время с друзьями. С теми, кого любишь.
Илья пробормотал что-то у его груди.
- Что?
- Я и так, - произнес Илья, не громче шепота.
Рука Наполеона перестала двигаться.
- Не останавливайся.
Наполеон поморгал в темноту и заставил пальцы снова двигаться через волосы Ильи.
- Я не собираюсь останавливаться, Илья, - произнес он, чувствуя, что ему не хватает воздуха.
- Хорошо. S Novym Godom, Наполеон.
Это было совершенно неприлично в их положении, но Наполеон никак не мог заставить себя прекратить улыбаться.
- С Новым годом, tovarishch, - мягко сказал он.
Держа Илью в объятиях, Наполеон ждал прихода рассвета.

@темы: Illya Kuryakin, Napoleon Solo, джен, перевод, фанфики

Комментарии
2015-10-19 в 18:01 

Глория Энгель
We began as wanderers and we are wanderers still
Какая прелесть:five:
предлагаю назвать тег с фанфиками "пьянкой":lol:

2015-10-19 в 20:43 

Jane Watson
crystal method
Очень так интересно и прелестно. Им и вправду иногда нужен перерыв. Спасибо за перевод:white:

2015-10-19 в 21:39 

mrK
Эрик... я твою люстру шатал (с) Призрак оперы
Сколько *_*, на моей улице праздник :dance3:

2015-10-21 в 10:41 

**yana**
нервный пофигист
Очень трогательно! Спасибо! :inlove::inlove::inlove:

   

The Man From U.N.C.L.E.

главная